eldad12: (Default)
  Глаз вот случайно зацепился в ленте:

  " ... можно много чего узнать про такие народы как эвены, про то, какие были воинственные чукчи и то, как первые европейцы - казаки осваивали с боями эти земли. "

  Европейцы-казаки, значит...

  Осваиваили с боями....

  Еще раз:

  Осваивали с боями...

  К миру принуждали отсталые народы передовые европейцы-казаки...

  Ну-ну...
eldad12: (Default)
  Лехаим, идн!

  Чтоб мы жили, а они сдохли!

  !עם ישראל חי

  После провозглашения традиционных лозунгов можно переходить к вольным упражнениям.

  Всем, кто правильно соблюдает и завтра должен идти на работу, выражаю искреннее сочувствие.

  И снова лехаим!
eldad12: (Default)
   Приговор народному герою, солдату с большой буквы, наконец объявлен - полтора года тюрьмы. За убийство нейтрализованного террориста - 18 месяцев отсидки.

   Объявление приговора было буквально пронизано извинениями судьи за эту жестокость, просто не было выхода, пришлось нашего мальчика посадить. Но ничего, на защиту героя уже брошены крупные силы, если и посидит, то самую малость.

   Ну, а потом, потом будет триумф. Народный Солдат - это высокое звание, это не просто так, это бренд. Героем займутся  профессионалы, поднатаскают в публичных выступлениях, придумают ему свое мнение по всем мало-мальски значимым проблемам и пойдет наш мальчик далеко-далеко. Аж до кнессета, скорее всего.

   Запомните это лицо. Если не произойдет нечто чрезвычайное, то мы его еще много раз будем видеть со всяческих трибун и экранов. Он будет учить нас мужеству, стойкости и другим непреходящим ценностям.

   Это не ему приговор объявили, а нам. Ему объявили начало блестящей карьеры, если не обгадится по дороге.

   Но мы заслужили этот приговор, мы его честно заработали.

Azaria-Verdict-21.2.171-800x445
eldad12: (Default)
   Кажется, у нас теперь новый народный герой  народился - Эльор Азария.
 
   Он уже Солдатом называется,  с большой буквы. Его страна предала, подставила, а он просто свой долг выполнял. Увидел, что валяется в окружении других солдат раненный террорист, быстренько прибежал и долг выполнил. Остальные ленились, наверное, долг выполнить. Или все левые там были, террориста жалели.

    Мамаши и папаши угрожают своих деток в эту армию, которая предает своих героев, больше не пускать. Так и говорят: в армию своего теперь не пущу, раз они Солдата в убийстве обвинили, пусть и ненамеренном.
   Закон о всеобщей воинской повинности уже отменили, что ли? Теперь в армию родители своих отпрысков будут записывать как в кружки по интересам?

    Заграничные патриоты из Канады грустно качают мудрыми головами, трагически  восклицая:
   - Где тот Израиль, в котором террористов ставили к стенке? Где?!
    Да вроде не было того Израиля, в котором к стенке кого-либо ставили, никогда не было. Или был, а я не заметил?

   Нестрелявшие и невоевашие домохозяйки в первых рядах хора. Мы уже знаем, что они самые свирепые и страшные. Но и другие голоса в этом хоре тоже есть, людей вроде бы нормальных и служивших даже. Логика на них не действует, она им не нужна. Наших бьют и все, это их посыл...

   Сколько раз было после задержаний, когда они под стеночкой уже связанные сидят, выскакивает такой Азария из вызванного для для задержанных таагада-амбуланса, начинает дергать затвор и орать, что их всех на месте надо класть, а не лечить. Иных и по морде приходилось успокаивать даже, и оружие отбирать.
   Или вообще водила какой-то посторонний в той же роли. А начнешь гнать - так ты уже левый, сволочь и предатель.

   А за этим Азарией не уследили, не дали вовремя по морде и не отобрали оружие. Успел таки стрельнуть, придурок, убийством лежащего замараться.

   Люди, вы что, все свихнулись поголовно? Из кого вы героя делаете?

   Я понимаю, что этот случай, скорее всего, просто триггер, народ пар выпускает, уж очень левизна народ затрахала, но все-таки...

  
eldad12: (Default)
   Сегодня наш военный суд с большим скрипом признал Эльора Азарию виновным в непредумышленном убийстве.

   Напомню очень коротко обстоятельства этого убийства: солдатами был задержан террорист, связан и уложен на землю. Примерно через десять минут после этого прибежал солдат Эльор Азария и убил террориста выстрелом в упор. Это произошло в присутствии большого количества офицеров и солдат, сослуживцев и командиров Азарии.

   Азария был немедленно задержан и передан в военную полицию, которая начала следствие. На следствии Азария неоднократно менял версии. В основном он утверждал, что террорист представлял опасность для окружающих, поскольку мог иметь на себе взрывчатку.

  В стране началась кампания в поддержку Азарии, немногочисленные голоса тех, кто осуждал его, перекрывались могучим хором его сторонников. Итогом этой кампании стал сегодняшний приговор. Совершенно позорный приговор на совершенно позорном фоне произошедшего в нашей стране.

  Я не юрист и не претендую на юридический разбор. Но я служил в армии, меня учили мои командиры и инструкторы, и  сам учил других солдат. И я неплохо знаю армейские инструкции открытия огня и порядок задержания подозреваемых в терроре.

  Я чувствую себя обязанным сказать, что Эльор Азария поступил не как солдат, а как убийца. Стреляющий в связанного - убийца, кем бы этот связанный не был.

  Мне стыдно, что в нашей армии служит убийца, мне стыдно, что наши политики и военный суд пошли на поводу у крикливой неразумной толпы. Эльор Азария должен был быть признан в умышленном убийстве, поскольку совершил его. Политики обязаны были иметь смелость и честность признать это, а не вилять и плести чепуху.

  Стыдно.
eldad12: (Default)
     Понадобилось мне на днях лекарство купить и я пошел в нашу районную частную аптеку. Отличная аптека, обслуживают быстро, всегда помогут хорошим советом, лекарства без рецепта дешевле, чем в аптеке больничной кассы. Мало того, в этой аптеке единственный не только в нашем городе, но и во всей округе гомеопатический отдел.  Я там уже много лет покупаю, со всеми аптекарями хорошо знаком, а с хозяином, здоровенным лысым Йоси,  даже немного приятельствую, пересекались мы с ним во внеаптечной жизни..

    Подъезжаю к аптеке, суюсь в в привычную дверь, а она заперта и заклеена бумагой. Что за хрень, думаю, куда это аптека подевалась? Осматриваю окрестности и обнаруживаю новую аптечную дверь рядом. Захожу и вижу внутри обстановку большого ремонта, даже не ремонта, а полной перестройки и переделки. За прилавком стоит сам Йоси и обслуживает интеллигентную русскую бабушку на неродном ему русском языке. Сам он сабра-ашкеназ, аптекари у него - настоящий интернационал, но по-русски, хоть немножко, болтают все. В особо тяжелых случаях бегают с клиентами в соседний подъезд, там русская врачиха принимает. Йоси ей даже доплачивает немножко за это.

   Дожидаюсь своей очереди и подхожу к прилавку.

   - Привет, хозяин, - говорю,  - ты чего это это ремонт затеял, вроде все нормально было?

   - А это минздраву спасибо надо сказать, - отвечает Йоси, - новые правила и требования к аптекам ввели. Новый начальник аптечного отдела минздрава оказался человеком с большой фантазией. И во исполнение этих правил приходится все перестраивать и переделывать.

   Я тем временем осмотрелся в аптеке внимательней и обратил внимание, что торговый зал значительно расширился за счет лаборатории и поэтому спросил Йоси:

   - А куда ты лабораторию перевел? Где ты теперь свою гомеопатию будешь делать?

   И тут, всегда спокойный, терпеливый и улыбчивый Йоси покраснел и тихо сквозь зубы сказал:

   - Гомеопатии теперь не будет. Причем, не только у меня, ее во всей стране не будет.

   И рассказал, что новая метла в минздраве обязала все гомеопатические аптеки принимать рецепты только с подписью лицензированных врачей. Израильское общество гомеопатов много лет боролось за создание своей системы лицензирования, но не смогло. Поэтому, лицензированные врачи у нас только аллопаты, которые гомеопатией не занимаются, ее не знают, и, соответственно, гомеопатические рецепты подписывать не будут. Таким образом, гомеопатии в нашей державе наступил конец.

   Я очень расстроился и разозлился. Меня еще маленького мама вылечила гомеопатией, было у меня что-то с легкими, обыкновенные врачи даже не могли понять что со мной,  долго лечили конвенционально, но безуспешно. А пожилая бабушка-гомеопат дала лекарство, смешные сладкие горошинки, и через три недели я был здоров. И еще не раз я сталкивался с гомеопатией и убеждался в ее эффективности даже в самых тяжелых случаях.

   Общая тенденция неприятия гомеопатии со стороны конвенциональной медицины-аллопатии понятна. Официальная медицина - это не терпящая конкуренции каста. Всю историю своего существования они сужают наши возможности лечиться и делают их все более и более труднодоступными. Примеров тому масса и фактический запрет на гомеопатию только один из них.

  Плохо это, но еще хуже реакция нашего гражданского общества. Недавно в одном приличном и приятном интернет-сообществе я рассказал вкратце эту историю , но комменты были в в духе ха-ха-ха,  так им и надо, этим шарлатанам, вся эта гомеопатия только плацебо. Я даже отвечать не стал, расстроился.

  Очень хотелось этим комментаторам сказать: вам повезло, что не пришлось сидеть у врача-аллопата, который разводит руками и говорит, что, увы, сделать ничего нельзя. И вам, или вашим близким остается только на Всевышнего надеяться, поскольку другой медицины уже нет.  Но даже если вы правы и гомеопатия это только плацебо, то плацебо тоже лечит,  это хорошо известно. Но я не сказал, меня еще папа учил, что не надо спорить с дураками.

  С каждым годом тенденция административных запретов и предписаний все сильнее и сильнее. У нас отбирают право самим решать как нам жить, как лечиться, как учить и воспитывать детей, и так далее и тому подобное. Мы сами, избранные нами и назначенные нашими избранниками руководители относимся к себе как неразумным созданиям. Нам уже не просто рассказывают, что есть на завтрак, обед и ужин, во многих случаях уже просто предписывают, приказывают и наказывают. Например, в школе, где учатся мои дети, запрещают давать детям с собой сласти, отбирают и выбрасывают шоколадки в мусор. Все это по приказу минпроса и по предписаниям врачей-диетологов. И еще, и еще, и еще масса примеров...

  В любой области нашей жизни мы сталкиваемся с этой тенденцией и нет ей конца и края. Мне страшно подумать, что будет с человечеством, если это продолжится.

  Мудаки выбирают мудаков,  мудаки назначают мудаков, которые потом учат мудаков и всем предписано быть мудаками. А если не хочешь быть мудаком, или не хочешь, чтобы твои дети были мудаками, тебя накажут. Будь как все.




 
eldad12: (Default)
1323450_original

Ход потерял? Нафотошопили?
eldad12: (Default)
   Прошу прощения у всех, кого я вольно или невольно обидел.

    
            !גמר חתימה טובה                                                        
eldad12: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sinli в неправду говорить легко и приятно

- De mortuis aut bene, aut nihil, - какое языческое, ложное правило! О живых говори добро или ничего. От скольких страданий это избавило бы людей, и как это легко. О мертвых же почему не говорить и худого. В нашем мире, напротив, установилось правило: с некрологами и юбилеями говорить одни страшно преувеличенные похвалы, следовательно, только ложь. И это наносит людям ужасный вред, сглаживая и делая безразличным понятие добра и зла.
Лев Толстой.
Дневники, февраль 1902.

eldad12: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] la_belaga в Марюс Ивашкявичюс: Я не еврей

http://ru.delfi.lt/opinions/comments/m-ivashkyavichyus-ya-ne-evrej.d?id=72118878  

Марюс Ивашкявичюс: Я не еврей

Aug. 22nd, 2016 at 3:53 PM

Так я хотел бы внятно ответить всем тем, кто последние три месяца осторожно об этом расспрашивал моих друзей и близких. Категорически не еврей, то есть, нет во мне ни капли еврейской крови. Ну и чего он завёлся тогда с этими евреями, что за муха его укусила? – это уже другой, часто звучавший, вопрос. На него я могу ответить почти дословно: меня укусил клещ. Три года назад я снимал одну сцену на старом варшавском еврейском кладбище, и там он в меня впился. Мало того, заразил болезнью Лайма. И так совпало, а может быть, заранее было спланировано коварным еврейским клещом, что, принимая курс антибиотиков, я заинтересовался евреями своего местечка, то есть, их судьбой в моём родном городке Молетай. И у меня волосы встали дыбом, ужас меня охватил, я понял, что сорок лет прожил в полном неведении, под боком у величайшей беды, даже не догадываясь о ней. Я знал, что здесь были местные евреи, потому что в Молетай осталось их старое кладбище, сохранились их давние „красные стены“ – длинная, старейшая городская постройка из слепившихся лавочек, своеобразный торговый центр ушедших времён. Я знал, что сколько-то было убито, наверное, это те – ярые сталинцы, думал я. А куда девались другие? Нет, я такого вопроса, похоже, вообще себе не задавал.

Уехали, эмигрировали в свой Израиль. Была война, люди спасались, бежали, кто куда мог... И вдруг – клещ, Лайм и осознание, что никуда они не уехали, не сбежали, а были уложены в яму вот тут и застрелены, а на них были положены другие, живые, и тоже застрелены, и снова другие – дети и женщины на трупы своих только что убитых отцов, мужей, стариков... И не „сколько-то“, а несколько тысяч, две трети моего города исчезло за один день, самый кровавый день в молетской истории – 29 августа 1941-го. И яма – она там до сих пор. И они там лежат с того дня, уже семьдесят пять лет. Лежат безнадежно, без подлинной, искренней памяти, ибо те, кто должен был помнить о них, их продолжить, – лежит вместе с ними. Они не просто умерли или погибли, их история была прервана, она кончилась. Они просто сгинули.

Этим летом, когда мы с дочерью были в Панеряйском мемориале, она меня по-детски спросила: во сколько раз больше людей было убито здесь по сравнению с Молетай. Арифметика простая: тут – сто тысяч, там – две тысячи. Выходит в пятьдесят раз больше. Тогда почему меня больше волнуют те, в Молетай? Я не знал, что ответить. Возможно, потому что те две тысячи мне как-то удалось воспринять, а сотню тысяч – ещё нет. Ибо сто тысяч человек – это десять переполненных столичных „Siemens“ арен. Это больше, чем весь стадион Маракана в Бразилии, на котором я никогда не был. Чтобы такое воспринять, нужно время, я не могу так вот вдруг выскочить из той скорлупы наивности и безразличия, где провёл сорок лет. И в Панеряй я поехал не сразу. Перед этим устроил „разминку“. Посетил Укмярге, где в траншеях лежит десять тысяч человек; Утяну, где возле болота лежит восемь тысяч; столько же – на полигоне в Швянчёнеляй. А там ещё это дерево – сосна, о которую крошили малых детей и младенцев. Она вся кривая, увечная, обезжизненная, кричаще отдельная от остального леса, который сажали потом, уже после войны. Когда-то она там росла одна, потому ей выпали все удары, об неё раскололись все эти детские черепа. Сколько было таких смертельных ударов – сотня, тысяча? Не знаю. Но в те дни я себя чувствовал очень худо: обессиленным, измождённым, хотя причины как будто не было. Только эта сосна, как кошмар, внедрившийся в мою память и пустивший корни в моём мозгу.

Я не еврей, но я человек, чей дядя, мамин старший брат, умер на русском севере, не выдержав условий ссылки. Умер младенцем, едва дожив до года, там и остался лежать. Поэтому я так остро переживаю, когда сегодня литовские молодёжные экспедиции едут в Сибирь ухаживать за брошенными могилами наших безвинно сгинувших. Но это бы обрело ещё больший смысл и вес, если бы мы так же чтили евреев, лежащих у нас возле дома. Не надо заставлять наших павших сражаться между собой, только лишь потому, что они погибли от разных идеологий, от двух смертоносных тоталитарных режимов, которые поначалу сообща разделывали мир, а затем вцепились друг в друга. В обоих случаях это было чудовищное избиение безвинных и безоружных людей, абсолютное зло, неважно, красное или коричневое. Я не еврей, но меня трясёт, когда и сейчас слышу от кого-нибудь: „Людей так просто не убивают, видно, было за что“. Было. Было выдумано, почему они должны умирать, запущена мощная пропагандистская машина, вопящая, что евреи – не люди. Они – клещú, клопы, вши, сосущие нашу кровь. И они были уничтожены, руками своих соседей. Но даже сами нацисты, наверное, не представляли себе, что пропаганда, что клевета, что кровавая ложь так прочно утвердится в сознании некоторых из нас, переживёт три поколения и спустя семьдесят пять лет люди у нас будут её ретранслировать дальше, повторяя на манер чёрной молитвы: „Все евреи были сплошь коммунисты, при советах они ссылали и пытали литовцев, вот им и воздано по заслугам“.

Не желаю с такими спорить, не хочу ничего им доказывать, знаю, что их немного, что их всё меньше. Большинство просто мало информировано и потому равнодушно, оно свято верит, что избиение евреев в Литве – проблема, раздутая самими евреями. Ведь шла война и она убивала всех, одинаково – русских, литовцев, поляков, немцев... Нет, не одинаково. Очень не одинаково, если вспомнить цифры. И способ убийства, – не одинаково. Наши евреи были просто истреблены. Зверски. Все без разбора. Выжили только те, кто осмелился и додумался бросить тут всё и бежать. И ещё те „счастливцы“, которых советы раскулачили и сослали в Сибирь. То, что для литовцев было великой трагедией, для этих литовских евреев стало спасением. Не для всех. 29 августа в Молетай приедет старая еврейка, чья семья перед самой войной была выслана „из сказочных Малят“ (это её выражение). Её отец умер в лагере под Красноярском. Остальная семья выжила и после смерти Сталина вернулась. Но „сказочных Малят“ не нашла, только яму, куда они рухнули. Это я рассказываю прежде всего тем своим землякам, которые говорят: „Шествие – хорошо, пускай себе шествуют, но мы тут при чём?“ Они, слышь, евреи, а мы – литовцы, и тут не наша могила, не наши жертвы, не наше дело. И это так больно контрастирует с письмами от людей из Германии, Польши, России, Латвии, ничего общего не имеющих ни с Молетай, ни с Литвой вообще, когда они пишут: „Не знаю, не могу выразить, зачем это мне, но 29 августа буду в Молетай“.

Будут в этом скорбном пути не только они, не только те пятьдесят потомков молетских евреев со всего мира – будет много иностранных журналистов, много камер, один израильский телеканал будет показывать шествие напрямую. Теперь только вопрос, сколько там будет нас, которым не надо издалека лететь, пересекать границы, достаточно проехать несколько десятков километров или просто выйти из дома. Это будущее событие местного значения неожиданно выросло в глазах всего мира, и я ещё не до конца понимаю, что, почему их так „зацепило“. Видимо, в таких шествиях есть что-то общечеловеческое, универсально волнующее, как когда-то на Балтийском пути, может быть, они стремятся увидеть тут символический братский поход, наше пробуждение от затянувшегося кошмара и почесть согражданам, уложенным в общие ямы, обезобразившие всю страну. Сколько разума и таланта закопано там, сколько людей, чьи дети и внуки сегодня вместе с нами творили бы новую Литву. Нынешний мир буквально оглох от известности литваков, одарённости их потомков. Тех, которым улыбнулась удача, то есть, которым здесь не везло и они эмигрировали перед войной. Боб Дилан, стучащий в ворота рая – „knock, knock, knocking on heaven‘s door“; Филип Гласс, композитор, чья музыка сегодня звучит чуть не в каждом третьем голливудском фильме; Скарлетт Йоханссон, в которую тайно влюблена, наверное, половина мужчин Литвы; режиссёр Мишель Хазанавичюс, своим „Артистом“ недавно добывший важнейшего Оскара; Саша Барон Коэн – знаменитый Борат; Харрисон Форд; Пинк; Сэлинджер – да, тот самый, подаривший миру „Над пропастью во ржи“, настольную книгу для миллионов бунтующих подростков. И это лишь современные художники, чьих имён просто нельзя не знать. А сколько ещё видных политиков, экономистов, премьеров Израиля и мэров Нью-Йорка – они все из той малой части литваков, которым повезло вырваться, поэтому можно только вообразить, какой громадный нераскрывшийся потенциал таланта и интеллекта остался лежать в нашей земле.

Леонард Коэн – он тоже отсюда. Вы наверняка слышали его печальную любовную балладу „Dance me to the end of love“, возможно, даже танцевали под эту песню. Если нет – послушайте. Оказывается, она о наших евреях из Эйшишкес, уже запертых и ждущих, когда их выведут на расстрел:

„Dance me to your beauty, –
вовлеки меня в танец твоей красоты,
когда играет горящая скрипка,
закружи меня над всем этим ужасом,
пока себя не почувствую неуязвимым.
Подними меня, как поднимаешь ветку сирени,
будь мне голубкой, что меня возвратит домой...
Унеси меня к детям, которые просят нас о рождении“

Прошу прощения за слабый перевод, я ведь не переводчик. Я не поэт. Прошу извинения за несовершенство этого грядущего мероприятия, – за организацию шествия, ибо те, кто его задумал и подготовил – не являются организаторами мероприятий. Мы все профессионалы в своих областях, но тут – дилетанты с занозами в одном месте, решившие почему-то, что всё это крайне важно. За эти три месяца уже произошли чудеса. Молетская городская власть сделала, что могла: навела порядок на братской могиле, поставила дорожные указатели. Есть хорошие планы на будущее – расчистить близлежащие промышленные руины и посадить там парк. По дереву каждому нашему еврейскому младенцу, рождающемуся где-то на мировых просторах. Чтобы деревьев потом стало столько, сколько в яме лежит людей, их погибших предков. Сейчас город ждёт, готовится к самому большому наплыву гостей за всю свою историю. Планируется логистика: где вы поставите автомобиль, как обеспечить вам безопасность, как и когда подъедет скорая, если кому-нибудь станет плохо. Поэтому, если вы по прибытии не сразу найдёте стоянку, не уезжайте, не плюйте на всё это, не кляните дурную организацию, ведь всё это – самодеятельность.

И тут не будет весело. Но чрезвычайно важно, чтобы вы там были. 29 августа, в 16 часов. Я не еврей, я литовец и знаю, что мы это можем – показать свою силу и единение. Признаться в своих ошибках и даже в преступлениях – это проявление именно силы, а не слабости. Поэтому иногда надо побыть там, где невесело. Не знаю, быть может, я снова наивен, но почему-то верю, что наше поколение в силах покончить с этим кошмаром, не перекладывая его на своих детей, которых пока ещё это мало волнует, но они вырастут и оттуда посмотрят на нас, в изумлении спрашивая: почему вы не сделали этого? Двадцать пять лет живя в независимой стране, на свободе и без войны – как случилось, что вы не нашли в себе силы примириться со своим прошлым, со своими евреями?

У нас несомненно есть такой шанс, возможность сделать всё это и со спокойной, хотя бы намного более спокойной совестью посмотреть им в глаза. Может быть, не теперь, но в старости, когда они будут большие. Ничего им не говорить, не объяснять, просто прийти к тем могилам, к этим деревьям в парках, что мы посадим. Побродить там, где лежат евреи, наши сограждане, лежат в достоинстве и почёте. И пусть они, наши дети, не узнáют, что когда-то всё было иначе. Пусть они думают, что так было всегда. Ибо своих евреев губила не Литва, а шайка убийц при содействии других негодяев. Да, они говорили на нашем языке, они употребляли нашу символику, распевали наш гимн, но это не подлинная Литва, – то была обессиленная Литва, подорванная двумя оккупациями, которые развеяли, выслали, перебили её идеалы, умы, авторитеты, способные словом хотя бы, мыслью воспротивиться этому зверству. Но прошло время, она распрямилась, воспряла и нашла в себе волю, приняла ответственность за все невинные жертвы и почтила их память.
Говорю из грядущего, как будто я уже там, но у нас просто нет иного пути, потому что за нами тьма, которую мы обязаны одолеть. Пройдём наш путь – это непросто, это предельно тяжко, но нам по силам. Мы на это способны. Особенно, если нас будет много. Сейчас, в Молетай. 29 августа. 16 часов. Мы пойдём к тем, кто ждёт нас там три четверти века. Верю, что умирая они всё-таки знали: этот день придёт и Литва повернётся к ним. И тогда они вернутся в неё. Ибо Литва – это был их дом, единственный дом, и другого не было.

Перевод на русский – Георгий Ефремов

eldad12: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ment52 в «Холокост – это украинский вопрос»
Все были когда-то этим запачканы. Главное - отношение к этому в настоящем. Украина наверстывает отставание от Европы.

"...память о Холокосте объединяющий элемент современной Европы. Признание своей сопричастности к Холокосту является своеобразным билетом на поезд европейской интеграции. Никто этого особо не хотел, но всем пришлось этот билет приобрести. В этом смысле некоторые украинцы ведут себя довольно странно: заявляя о своих европейских амбициях и стремлении подсесть в поезд европейской интеграции, они хотят ехать в нем зайцем..."
«Холокост – это украинский вопрос»
Почему на Украине были погромы, куда подевался страх украинцев перед «жидокоммуной», как Львов и Одесса стали главными еврейскими городами мира и есть ли совместное будущее у еврейского и украинского народов? На неудобные вопросы об украино-еврейских отношениях отвечает известный историк, профессор Львовского университета и Columbia University, главный редактор издания «Україна модерна» Ярослав Грицак.
eldad12: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] shenbuv в Пишем в Спортлото
Немедленное расследование деятельности "Шоврим штика":

http://www.atzuma.co.il/stopbts
eldad12: (Default)
Русский профессор физики Сергей Лопатников, ныне проживающй во Флориде, по поводу Надежды Савченко :

   - “Ума не приложу, ну зачем эту дрянь в Москву-то живьем притащили? - Веревки на месте пожалели, придурки?”

http://sl-lopatnikov.livejournal.com/1426564.html

   Комменты еще лучше.

   Взято у [livejournal.com profile] syrya в моральный урод
eldad12: (Default)
   Тут в новостях проскочило сообщение, что будто бы у нас снова начнут продавать изделия российского автопрома:

http://rotter.net/forum/scoops1/291075.shtml

   И я, поржав, вспомнил, как в начале 90-х они к нам впервые попали, эти изделия.

   Я тогда работал в одной большой фирме. Работа была разъездная, работали вдвоем. Моим партнером был молодой марроканский парнишка по имени Эли Битон. Парень он был неглупый, до работы очень жадный, загонял меня, 30-летнего старика, до высунутого языка к вечеру, нам платили от выработки. В свои 20 лет Битон уже имел богатую биографию: посидел в тюрьме  вместо армии, поработал в Лос-Анжелесе в мувинге и еще чего-то там натворил по молодости. Но при этом был хорошим и надежным парнем.

  И вот как-то, одним холодным зимним утром, мы встретились с Битоном перед работой и он мне сходу заявил:

  - Поехали мне машину покупать!

  У Битона перед этим украли машину, его коханый БМВ 70 года выпуска. Битон его купил на свалке и своими руками сделал из него конфетку. Потеря была космического масштаба, Битон горевал безумно, пышно и безудержно. Мне его было очень жаль, но достал он меня своими причитаниями так, что я ему чуть по шее не надавал. И он только тихо вздыхал, провожая глазами другие БМВ, помоложе.

   Вобщем, поэтому я сразу подумал, что Битон нашел еще одну таратайку того же вида. Но он меня сильно удивил, сунув мне газету с рекламой Нивы.

  - Смотри, - сказал мне Битон, - шикарный джип по смешной цене!

  Цена Нивы в самом деле была смешной. Я уже не помню точно сколько именно, но это было не больше двух третей цены самой дешевой машины на рынке.

  Я попытался объяснить парню, что с изделиями советской промышленности связываться нельзя категорически, но он меня не понял. Люди вообще с трудом понимают особенности нашей географический родины. Ее практически невозможно понять нормальным людям, эту, мать ее, родину..

  И мы поехали в агенство покупать Битону новую Ниву.

  Приезжаем, заходим в большой зал, а она, Нива, в самом центре стоит, красненькая, до блеска навощенная. Битон в полном восторге пихает меня локтем в бок и орет:

  - Не, ты только посмотри, какая красотка!

  Ну, сказал он это, конечно, не по-русски, он ее кусит* обозвал. С положительной коннотацией.

  Пошли мы эту кусит посмотреть глазами и помацать руками.  Битон сходу залез в салон, а я поднял капот и решил проверить, что же там может быть нового с 79 года, когда я впервые Ниве под капот залез.

  Нового там не было ничего, кроме свежей краски и непривычной чистоты. Разглядывая нивины внутренности я случайно задел локтем воздушный фильтр. Фильтр на этот легкий контакт среагировал печально, упав вниз. Но до пола не долетел, зацепился за что-то. Я осторожно посмотрел по сторонам и пришпандерил фильтр на место. Дальше я стал смотреть спрятав руки за спину, чтобы еще что-нибудь не отлетело. Насмотревшись, поискал глазами Битона. Битон сидел в салоне и корчил мне гримасы.

  Подойдя к водительскому окошку, я увидел, что Битон тычет в мою сторону чем-то черненьким. В черненькой штучке я узнал ручку открывания двери, она, как видно, осталась у Битона в руке, когда он пытался открыть дверь.

  Я подергал его дверь снаружи, но она не октрылась, хотя кнопка запирания была наверху. Эксперимент с другой дверью закончился  аналогично. Даже окошки не открывались, бедняга Битон крутил ручки окон без малейшего эффекта. Все было заперто, сзади тоже. Это была настоящая ловушка, а не машина.

  Пришлось звать на помощь продавца. Продавец немедленно разорался, что мы ему сломали машину, я разорался в ответ, что мой друг там может задохнуться и я разобью его чертову машину, если он немедленно друга не спасет.

  Продавец затих, пошел за ключами, но ключи не помогли, машина не открывалась. В панике продавец побежал кому-то звонить и с кем-то советоваться.

  Я не паниковал, к тому времени у меня уже сложился план спасения Битона.  В углу зала я присмотрел тяжеленькую урну, которой в  крайнем случае мог разбить стакло стекло у Нивы чтобы освободить коллегу из русского плена. Да и не волновался я, честно говоря. Не мог Битон в Ниве задохнуться, разве ж Нива может быть герметичной? Ха-ха три раза.

  В общем,  Битона мы вытащили минут через десять, проблема была не только в этой дурацкой машине, но и в слепленной кривыми отечественными ручками сигнализации с функцией запирания машины от воров. Эта сигнализация подумала, что Битон украсть Ниву хочет. Битон может быть этого и хотел бы, были за ним в прошлом такие грешки. Но не таким образом, это точно.

  Сильно вспотевшие мы молча вышли на улицу и Битон снова проводил грустными черными очами проехавший мимо раздолбанный старый БМВ.

   Посмотрим, чего и сколько они теперь напродают. Если да, то будет интересно.

   *кусит* - израильский иврито-арабский сленг - ну, типа, "пизденка", что ли.. но с положительной коннотацией.
eldad12: (Default)
  Сейчас на Ynet идет голосование по поводу  закона Мири Регев о финансировании художественных проектов и организаций. Этот закон лишает финансирования тех, кто тем или иным образом выступает против нашего государства.

  Голосовать здесь:

http://www.ynet.co.il/articles/0,7340,L-4758260,00.html

Profile

eldad12: (Default)
eldad12

June 2017

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 24th, 2017 02:44 am
Powered by Dreamwidth Studios